Tags: толстой

Из сети

Терроризм головы

_Q0A8810_новый размер



"Террористы предпринимают отчаянные попытки", - пестрят новостные сводки всех российских каналов сми. Такое ощущение, что Россия воюет вовсю, не смотря на мир во всем мире.


Collapse )


Максим Новиковский
Canon/Canon
Все предоставленные фотографии являются собственностью автора.
При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна - http://novikovski.livejournal.com/

Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус / Мой ЮТУБ
promo novikovski october 24, 2017 23:00 1650
Buy for 500 tokens
Среди моих замечательных подмосковных соседей, а это культурный пласт страны, творческая интеллигенция в самом его основном стержне, если что - три дома уже выставлено на продажу, семьи сворачивают свои дела в России и уезжают из страны кто куда. И это только начало... Цены на коттеджи в…
Новиковский

Белесая зима



БЕЛЁСАЯ ЗИМА

Судеб сермяжных месиво
щербатая зима
на елках по-навесила
до жопы, добела.

Висят они, качаются
в ямбическом аду,
снежинками цепляются
за Бунина браду.

Как Блок они дрочливые,
фонарь, аптека, дождь,
и как Толстой плешивые,
практически точь-в-точь.

Как Мандельштам унылые,
как Тиняков одни,
как Лосев шаловливые
ямбические дни.

Погода бесноватая,
есенинский загул,
зима в окне щербатая.
Петля. Верёвка. Стул.



Максим Новиковский
Canon/Canon
Все предоставленные фотографии являются собственностью автора.
При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна - http://novikovski.livejournal.com/


Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус

Новиковский

Как на улице вербной

Диггерское вербное воскресенье



Как на улице вербной воскресие не в чести,
не крести себя здесь, по сусекам души скреби
и нащупай в карманах дырявых пяток монет,
побреди по заутренней к запаху сигарет,
к перегарным оконцам решетчатого окна
этажа подземелья, где нежит дурман луна.
Тут и свет из-за штолен не меркнет который год,
и на тесных задворках народец лихой снует.
Становись тише мухи, приземистей комара
и вертлявым ужом просочись в тишину угла,
и сверчком вездесущим проникнись сквозь пелену,
окрылись белым ангелом в вырытую нору.
Тут ни света теней, ни ненужных без дела фраз,
тут бой света ведет, кто не первым пришел в залаз.
Это палево. Это итак глубоко от дней,
где бестактное время несет по земле коней,
где гуляния с пиршеством, тосты и белый ром,
и молчат о покойниках, вспомнив о них втроем,
по волнам, где несет свою баржу из пункта в пункт
полуночный пропойца, биндюжник, и дамский плут.
Не история это про тихий воскресный день,
про крысючек, что на базаре плетут плетень,
и сутулых фигур в предзакатном хмельном краю,
и где тысячи рваных разменено по рублю.
Это вечность, подземное царство, как Коктебель,
словно райское место земли по-нарытых пней,
по-наставленных тюбингов из чугуна, болтов
по-навкрученных мерно в сплетение узелков.
Места нету тут неприятелям и врагам,
из-за грамма воды тут не будет скандальных драм,
и побега по веткам проторенным да пустым
под небес парусами на остров галерных зим.
Так и выжить бы подле сей улицы в шахте той,
не свалиться в расщелину, забутовав покой,
не забраться в глубины, зарывшись в сырые рвы,
забурившись в систему, в центральную часть дыры.
И в глухих певунах под прицелом седой совы
со сверчками напиться, косяк подорвать травы,
и танцуя воскресником танец кривых зеркал,
быть никем не разгаданным – не совершить запал.
А под ночь возвратиться бы из седины глуши,
из заснеженных и ледяных полюсов вершин,
из бескрайних и недопротроптанных узких троп,
где ни бога, ни черта не видно, ни зги дорог.
Эта улица будет, как прежде, тебе верна,
не любовница, впрочем, нежданная, как жена,
её помнишь по памяти – вправо, потом в обход,
и налево до края пропасти, где живет
тихий сквер, затаившийся среди плакучих ив,
старый пруд, в листьях лавки и сонные фонари,
и фонтан в глубине обезвоженный на ремонт,
и в окне долгожданная тень, что не спит и ждет.


Максим Новиковский
К данному произведению следует относиться с огромной долей иронии, как к литературному произведению с вымышленными персонажами, совпадения с которыми считаются всего лишь совпадением и не больше, ничего не преследуют, и ни к чему не призывают.
При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна - http://novikovski.livejournal.com/

Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус / Мой ЮТУБ
Новиковский

Надоело поэту в неволе

Надоело!.. Ухабы да грязи,
седина обветшалых дворов,
институтки, да пьяные мрази,-
как сказал бы поэт Гумелёв.
Где чужбину свою ты похерил
и дубравы свои разметал
вольнодумною тягою трелей
в ресторанном угаре зеркал?
То не кони твои удалые,
не древенчатый скрежет карет, -
пролетают годины смурные
в пелене разъямбических лет.
Эти лавочки, эти бульвары,
эти пальчики плачущих ив,
сумасшедшие падшие лярвы
с распоясанным образом пихт
не ворвутся, как прежде украдкой
под тягчайшею думой словца
с покосившейся ветром оградкой
и провидческим сердцем творца.
То ли будет ещё, то ли было,
а забытое не возвратишь,
королева прощального пира
отвалила в загнивший Париж.
Не люблю эти чёрные ночи
и московские серые дни,
трезвых Блоков фонарные дрочи,
и Есениных тёмные пни.
Надоели в живительном мраке
с мишурой дожденосной весны
Пироговке гнилые бараки
и Неглинке гламурные сны.
Вот и всё. Не вернуть больше срама,
инвектива кромешный редакт
в покосившимся образе ямба
и анапеста стопного такт.
Не вернуть падших девок колени,
рулю, корешку, гренки, бифштекс,
разухабестых тостов хореи
и законченный наспех инцест,
шумный зал, и немые объятья,
пуританский задротистый нрав,
ваши губки, и мятое платье
в золотистых дубах-колтунах.



Максим Новиковский
К данному произведению следует относиться с огромной долей иронии, как к литературному произведению с вымышленными персонажами, совпадения с которыми считаются всего лишь совпадением и не больше, ничего не преследуют, и ни к чему не призывают.
При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна - http://novikovski.livejournal.com/

Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус / Мой ЮТУБ
Новиковский

В четырнадцать лет

В том сне она плачет в четырнадцать лет
Над чем-то своим и забавным.
Мне видится ставен полосчатый свет
С собачьим за окнами лаем.

Там детство и первый ее поцелуй,
И слёзы, и смех бестолковый,
И мальчик любимый с несчастной судьбой
Под звуки струны местечковой.

И платье на ней, и на шее платок,
Подаренный мамой красивой,
И нити сплетенной незримый виток
Судьбы безобразно гонимой.

Я знаю, что счастлива будет она,
Блаженна, юна и у рая
О мальчике юном, внезапно скромна,
Припомнит, в грехе подыхая.



Максим Новиковский
К данному произведению следует относиться с огромной долей иронии, как к литературному произведению с вымышленными персонажами, совпадения с которыми считаются всего лишь совпадением и не больше, ничего не преследуют, и ни к чему не призывают.
При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна - http://novikovski.livejournal.com/

Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус / Мой ЮТУБ
Новиковский

В города



В города, в города
Убегает вода
Из неведомых царств,
Из бунтарств и мытарств.
Это заговор слов,
Остролобых веков
И в невиданном сне
Слышен шум в новизне.
И монеты на дне,
Как полкан на коне
Направляет свой полк
Не на запад-восток.
Прочь от серости дней,
Кто мудрей, кто смелей,
Устремляется вспять
И волну не унять.
Что останется там,
Где был розовый храм,
Где листвою листва -
Возрастала весна.

И штурмует вода
Все невзгоды, года,
Устремляясь вперёд -
В обретенье полёт.
Городами спешит
Скрючить облик и вид,
От всех таинств и бед
Сохранив льдины след.
Кто-то - к смертной орде,
Кто-то - просто в себе,
Или сам от себя,
Хороня и скорбя.
Скороспелый покой
Городов – городской,
Под тоскою - печаль
И хрустальная даль.

Максим Новиковский
К данному произведению следует относиться с огромной долей иронии, как к литературному произведению с вымышленными персонажами, совпадения с которыми считаются всего лишь совпадением и не больше, ничего не преследуют, и ни к чему не призывают.
При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна - http://novikovski.livejournal.com/

Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус / Мой ЮТУБ
Новиковский

Лизаветины девайсы



Читатель мой, распущенный и кроткий,
почтим с благопристойностью внимая
историю про Лизаньку, сексотку,
которая несчастием страдала.

Не вру, ей-богу правый, тихой бездной
над ней витало тяжкое проклятье,
в ночи безлунной горькой и беззвёздной
её супружник помер в одночасье.

Но Лизанька не долго горевала.
Дней через пять, вздыхая от оправы,
она иного мужа принимала
в своей опочивальни, боже правый!

И новый муж, отпетый проходимец,
дружка с собой привёл ради присухи.
Над Лизанькой пыхтели и глумились
безбожники, как над какой-то шлюхой.

Не вру, ей-ей, меж рытвин и зловоний,
в её пастели, безрассудно маясь,
они её пытали, и от боли
она на цырлах шатко отдавалась.

Шалунья-ягоза, безумный хохот,
в её руке отравленное зелье
И падает оно под тихий шёпот
в её гортань, как музыка капелью.

Не вру, вонзаясь в дёсны едкой смесью
сей яд сжигает внутренности Лизы
и ужас голосит прискорбной песнью,
как грохот пожирая организмы.

Как будто червь ей злобно душу вяжет,
сквозя свою болезную огниву.
Она об этом никому не скажет,
кидаясь то в петлю, то в гильотину.

Ей-ей, не вру, год не прошёл – забыла.
Нашёлся наконец шельмец из шустрых,
она его, как дура возлюбила,
душой лелея к извращенью чувства.

С ним нагуляла сына, жизнь малина
пошла у Лизаветы, Бог свидетель.
Но муж её, негодник и скотина,
был шлюх и проституток охмуритель.

И Лизавету предал плут бесстыдник,
доход забрав с собой и пропитанье.
Оставил он лишь свёрнутый полтинник
и сына за грехи да в наказанье.

В пастель её бросало к всяким разным.
Она терялась, маялась, страдала.
Ах, жизнь у Лизки – сука и зараза,
её, бедняжку, в крайности кидала!

Рыданьям не поможешь, нет прощенья
мужскому роду, сокрушившим Лизу
и в час ночной, когда мерцали тени,
она душой терзалась, в грязи рыскав.

И белизной своих поганых бедёр
к себе мужчину привлекла на случку.
Он трепетен был, молод и свободен,
и возлюбил её как Тузик Жучку.

Ей оды посвящал, ругался матом,
метал в неё любовные куртины,
лобзал её, а после ставил раком,
был нежен, груб и ласков как скотина.

И Лизанька сдалась до неприличья,
влюбилась в озорную спесь и ласку,
пред ним приоткрывая в себе личность
похожую на девственную сказку.

И жили бы себе, но счастье шатко,
и есть хапуги до чужих искусов.
И Лизанька на сладенькое падка,
и оступилась глупо грубо гнусно.

Не вру, ей-ей, презренное проклятье
вернулось наказанием каприза...

Я мог бы рассказать тебе, читатель,
Про всё, но право, стыдно мне за Лизу!


Максим Новиковский
К данному произведению следует относиться с огромной долей иронии, как к литературному произведению с вымышленными персонажами, совпадения с которыми считаются всего лишь совпадением и не больше, ничего не преследуют, и ни к чему не призывают.
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА МОЙ КАНАЛ ЯНДЕКС ДЗЕН ТУТ
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА МОЙ ЖЖ ТУТ

Все предоставленные материалы являются собственностью автора. При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна.
Если вас интересует сотрудничество - Я размещаю рекламу в своем журнале и с удовольствием подготовлю фоторепортаж о вашем продукте и идее, проведу конкурс среди читателей, отправлюсь в путешествие с вашим продуктом.

Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
МОЙ ЖЖ / МОЙ ДЗЕН / Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус / Мой ЮТУБ
Из сети

Тропою осенней

Уткнувшись впотьмах, с котомкою наперевес,
В больничный покой с гнетущей осеннею далью,
Бессонной сестре закинув налёт антитез,
Войди и заткнись холодной столичной печалью.

Ты скоро поймёшь, как в детских ликующих снах,
Борясь от хандры чарующей силой бальзама
Больничный пейзаж на яркие краски взорвав,
Склоняясь над тобой, несчастным, покажется мама.

Ликуй и молчи, забыв про невзгоды, беду,
Накрывшую грусть тоскою никчёмных запоев,
Чтоб в хладном немом забытом больничном аду
Признали тебя тяжёлой горячей слезою.

Признали тебя. И если ты тоже в раю
Хрустальных аллей и света, что режет, искрится,
Цвети словно мак, где редкую сущность твою
Сумеют познать бескрайней тропой вереницы.

Максим Новиковский
К данному произведению следует относиться с огромной долей иронии, как к литературному произведению с вымышленными персонажами, совпадения с которыми считаются всего лишь совпадением и не больше, ничего не преследуют, и ни к чему не призывают.
При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна - http://novikovski.livejournal.com/

Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус / Мой ЮТУБ