August 23rd, 2009

Из сети

Рассол сомнений


Про себя ненавидя злокозненно пьянки  и мечтою хранимой лелея рассвет, ставлю на ночь опять я с рассолами банки, но пока месть просвета, по-моему, нет. И смотря на круги в виноводочных лужах, и движения мыслей поверхности сна, от похмелия бренности снова разбужен, выхожу я к квадрату квартиры окна.

Умер Лосев, Аксёнов и мне неемётся, вновь в былых окружениях гложет тоска, но пивною традицией пенное льётся, водружаясь катренно у кудрь виска. И стараясь забыться в преддверии чуда, бросив водочный клин, и коньячный бодун, всё тягая пудовые рифмы талмуда, я валюся в кабак, и беруся за ум. А по телеэфиру встречает дефолтом новый избранный вектор страна дураков, ублажая успехи ямбическим тортом, награждая всех тех, кто пока месть, здоров. Утро губит просторы не то чтоб рассветом, а всем тем, что осталось ещё от него и под кризисом, снова голодным, раздетым наш великий народ ещё ищет чего? Снова крик над бескрайней равниною слышен о грехах-упованиях в чащах лесных, о просторах захваченных, съехавших крышах бесконечно заблудших, но ярких и злых. И деля не по-децки блага дарованья, на злата и растраты сменяя очаг, совершаем мы, что и подумать бы ране не могли, но сумели запить и зажрать.

И с кадилами, вновь, на угоду блажений, разрывая по ветру ямбический стяг, ставим на ночь мы банки рассола сомнений, заливая в себя ненавистный коньяк, чтоб проснуться святыми в сенях пресловутых по стечению спиртов, гнетущих нутро, и тяжёлыми рифмами едких талмудов жечь глагольно сердца за всё мерзкое то.

2009. Москва. Кремль.


МН
promo novikovski october 24, 2017 23:00 1653
Buy for 5 500 tokens
Среди моих замечательных подмосковных соседей, а это культурный пласт страны, творческая интеллигенция в самом его основном стержне, если что - три дома уже выставлено на продажу, семьи сворачивают свои дела в России и уезжают из страны кто куда. И это только начало... Цены на коттеджи в…
Из сети

У поэта бывает период такой

У поэта бывает период такой,
Когда трудно вписать, то что мысленно слышится,
Потому-то бедняга страдает и пыжится
Над понятной ему только слов ерундой.

Вот придёт правда матка в взъерошенный мозг,
Поддавая жарку, раскрывая понятия,
Как в рецензиях вся поэтичная братия
Изойдётся наездом, поддав жару, розг.

Ну а мысли всё прут и бедняга иной
Уже смотрит на жизнь, и коллег омерзительных,
И от строчек провальных подчас, и губительных,
Удручённый, но гордый уходит в запой.

А за ним по пятам от любимых стихов
Контингент лазит дамский и очень распущенный,
Пробираясь к нему ближе, чем на залп пушечный,
С доброй целью, - поэта спасти от долгов.

А долги всё растут, ибо денежных средств
Не хватает бедняги, - задержки в редакции,
Кризис банков, дефолт, и следы девальвации,
Да и просто какой-то в натуре кабздец.

Чу, насупился острый скукоженный ум
И слова побежали рукою дрожащею
Про тягчайшую жизнь, и про сущность пропащую,
Про единый великий российский бодун.

Зачастую бедняга с собой не в ладах,
Знойно мучает всех, как жену, так и братию,
Презирая до мозга костей и проклятия
В затяжных, до безумия рьяных, тостах.

И надравшись с соседом до белки, он вкровь
Разбивает кулак о зеркальность стеклянную,
Забывая про миссию слов окаянную,
Умирая, - рождается искренне, вновь.

И метая словесную буквенность фраз,
И себе подчиняя поэзо-традиции,
Поселяется он распростертой столицею,
Чтобы вскорости смыться к чертям, - на Кавказ.

И уже умирая, в предсмертном поту,
Забывая про путь, про коллег, и про избранность,
Он в кинжале своём неуёмною искренность
Укрывает, которая невмоготу.

Вновь смотря на двуногих обычных повес
И всех тех, кто, примазавшись к ним, плагиатятся,
Жизнь вокруг - есть полнейшая пьянок сумятица,
Всех гнетущая, словно доставший кабздец.

МН