Максим Новиковский (novikovski) wrote,
Максим Новиковский
novikovski

Одинокое пьяно

ОДИНОКОЕ ПЬЯНО
 

Я прекрасен, почти без изъяна, без привычек излишних почти. Снова мною стучит фортепьяно в одинокой мертвецкой ночи. Постепенно тоска сиротливо пожирает моё естество и мелодия вальса игриво разжижается на полотно.
Я люблю вас родные соседи!.. Твари, Отроки и старый дед, кошки, псы и слюнявые дети… Нестерпим моей музыки бред. Я сегодня грущу. Я в печали, потому что опять одинок, и зарплату опять недодали за сонета четырнадцать строк. И не выпить, не опохмелиться, не посрать на бульваре сырой, не пометить собою столицу вязкой слизью любви чумовой. Кризис почки мне ломит и сердце всё по клавишам вольно стучит. Ну, держитесь, задам я вам перца. Полуночных пробздений я гид. Вы внезапно поймёте и сами как прекрасен мой трезвый загул и, послав всё к неведомой маме, полетит из окОн ваших стул… После стол и комод с вензелями, старый плёд и шанхайский сервиз вниз, под окна, к неведомой маме со словами «Пипец. Зашибись!» А мелодия нет, не уймётся. Даже с новою силою, вновь приукрасится, преобразится, дабы ведали вы, что любовь - злое чувство тревожного бденья разлагаемой формой своей. Иногда так кидает, что мненье к ней изменит тунгус иль еврей. Так играй же моё фортепьяно в запоздало презренной ночи! Бесшабашно влюблено и рьяно, надрывайся же и не молчи. Чтобы помер я заживо, в страхе хороня своих мыслей огонь к златовласой в косичках девахе, что смердила расхлябанно вонь. И на девичье это зловонье, где теснилась её формы ткань, я подсел как на тихом перроне, от бессилья сжимая гортань. И чудовищный яд златовласки нёс в себе лишь гнетущийся Ад. Её губки, ресничками глазки, отравляли меня словно яд. Едким ядом, пропитанным ею, я пустился в кромешную мглу. Уж целую её, уж лелею, зажав в каждом удобном углу. Ослеплённый дивчиною этой я постиг огнедышащий смрад. И в зловонии песни воспетой я влюбился в неё невпопад. Посвящал её сущности пенье, искромётно вальсировал к ней, рисовался под такт настроенья, под игристый фальцет хрусталей. К её формам изящным дизайна бесшабашно сонаты кидал миром Франца Иозефа Гайдна размягчая пред нею оскал, Ференс Листа бомбил ей причуды, надрывая скупой инструмент и Бетховена злые замуды до-мажором лобзая концерт.
Обманула, покинула, скрылась, написав на мобилу «Прощай… Надоело, мол, всё… Мол влюбилась в паренька с странным именем Май.» Я в печали, родные соседи, твари, Отроки и старый дед, кошки, псы и слюнявые дети. Нестерпим мой чудовищный бред!

Tags: Одинокое пьяно
Subscribe
promo novikovski october 24, 2017 23:00 1652
Buy for 5 500 tokens
Среди моих замечательных подмосковных соседей, а это культурный пласт страны, творческая интеллигенция в самом его основном стержне, если что - три дома уже выставлено на продажу, семьи сворачивают свои дела в России и уезжают из страны кто куда. И это только начало... Цены на коттеджи в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments