Максим Новиковский, публицист, писатель и журналист

Живу в Африке и в России. Много пишу, много фотографирую, много путешествую.


Previous Entry Share Next Entry
Антигерой из страны героев
Из сети
novikovski
_Q0A1605_новый размер



Мне трудно назвать его героем, скорее антигероем, но опустив за кавычки его «липучую» фамилию и поставив все точки над «i», с превеликим удовольствием могу заметить, что родился он в городе-герое... А что родилось, то и родилось.


Болтать подолгу и ни о чем он любил всегда, хотя сказать ему по-сути было нечего. Все детство он провел в какой-то непрерывной борьбе себя с кем-то. То он боролся со своими родителями, которых может быть где-то в глубине души и любил, но от этого презирал, и ненавидел; то это была какая-то аксиома, теорема или очевидный закон, которому он был не в состоянии ничего предоставить существенного альтернативного, борясь с ним до хрипоты и пены у рта; то это было просто его несчастное убогое прозябание – его собственная серая и пустая жизнь.


Он боролся со школьными учителями, которые ему за место «четверок» почему-то всегда ставили «трояки» и «пары». Воевал он и с учениками, в основном с примерными, положительными отличниками, и паиньками. Он воевал всегда. Вся жизнь его была какая-то борьба чего-то с чем-то, не важно с чем и не важно как, главное было победить всеми возможными и невозможными способами, пусть даже эту победу никто не оценит и никто о ней не узнает, кроме него самого, главное для него не участие – главное победа. Умный и внимательный человек, наблюдая подобное рвение со стороны моего героя, предпочёл бы просто «проиграть» эту непонятную войну, тактично отойдя на задний план, выслушав о себе нелицеприятный garbаgе, с улыбкой.

Еще он ненавидел богатых. Ненавидел их яро. За этой ненавистью стояла обычная человеческая зависть, но в его случае зависть была убийственной, смертельной. Не дай Бог в присутствии моего героя упомянуть об очевидных «абрамовичах» и «скотчах» или на худой конец козырнуть новыми наручными часами - последствия могли оказаться плачевными как для часов, так и для «скотча» (жаль толстосум никогда бы не узнал об этом, а то наверняка бы посмеялся перед ужином над нелепой оказией). Видимо от того, что все детство и юность он провел в древенчатой прохудившейся двухкомнатной халупе на окраине своего города-героя со старшей сестрой и родителями, родители работали с утра до ночи на ПМК, а сестра ездила батрачить на бахчу - чтобы хоть как-то выжить, неся на своих плечах весь груз хозяйства, и всё воспитание моего юного воинственного героя. Отца постоянно сажали в тюрьму, поэтому своего отца он толком и не помнил, а мать свою он считал несчастной непутевой дурой, испортившей ему и его сестре жизнь, породив их на свет Божий.

Ненавидел он и Бога. «Одним – всё, а другим – кукиш с маслом. Замечательно... Ну уж дудки! Херушки вам всем, суки! И Бога нет!» - удовлетворял чувство собственного достоинства мой неграциозный герой, добавляя в компании умных людей – «Я и есть Бог!» - вызывая от этого к своей нескромной персоне нескрываемый интерес.

Ненавидел он почему-то русских и евреев, хотя и был по-матери - хохлом, по отцу – то ли цыганом, то ли корсаком, уж и не разберешь сейчас, но ненавидел он именно евреев, и именно русских. Ну евреев-то ненавидеть было всегда модно, особенно в кругу самих представителей этого древнего народа, да и когда вокруг одни евреи - как их тут не возненавидеть, пархатых да разэдаких? Но вот почему он ненавидел русских, мне было всегда непонятно? Как можно ненавидеть то, чего практически не осталось уже? Это все равно, что бороться с писателями, обзывая всех их козлами и уродами. Писателей, нужно заметить, он ненавидел тоже, но об этом позже.

Мальчик вырос, с трудом закончил школу, его война самого себя ко всему только усилилась тысячекратно. Не знаю, каким образом, но ему удалось покинуть свою родную глухую город-герой-дыру, в которой он вырос, которая его воспитала, взрастила и поставила на ноги. По приезду в столицу, на вокзале он возненавидел многое, прежде всего людей. Все эти москвичи показались ему мерзкими буржуями с набитыми суммами и животами, жирными жопами, ненасытными потными рожами. И как темному парню было объяснить, что Павелецкий вокзал далеко еще не вся Москва и уж тем более не все москвичи, да и откуда на вокзале взяться коренным москвичам, но думаю ненависти в нём от этого не убавилось бы.

Для чего ему нужно было становиться писателем, мне сложно понять, ибо писать он не умел всю свою жизнь. Литературный институт он провалил еще на собеседовании, но договорился, что примут по-блату. Банальное дело – поступление в Литературный институт имени М.А. Горького, сулящее для молодого парня бесплатное общежитие и общение с множеством таких же, как и он, амбициозных, странных на первый взгляд людей, и... как следствие самоутверждение над ними, несчастными некрасивыми и убогими – вот что ему было тогда нужно, вот та война, тот священный джихад, который он принял в последствии всеми фибрами своей никчемной воинственной души, "джихад", который я сейчас всё ещё наблюдаю с его стороны.

Над ним потешался весь курс, в Литинституте он был фигурой заметной не только в физическом плане – патлатое верзило со смазливой искривлённой в области рта физиономией, о его феноменальной безграмотности и амбициозности ходили легенды. И даже, когда он переспал с первой красавицей курса, талантливой поэтессой, и она забеременела от него – это тоже была война, война не столько против неё, удачливой и успешной, сколько война ради победы над всеми своими невыносимыми, и жестокими сокурсниками, отличниками, негодяями, без пяти минут писателями и поэтами, оскорбившими его эгоистические взгляды на жизнь. Вдоволь наглумившись молодой поэтессой, несчастной девушкой с новорождённым от него дитём на руках, бросив их на произвол судьбы, о чём он думал тогда? Неужели нельзя было поставить точку? Но война для него - прежде всего.

Его выкинули из института и не только за неуспеваемость, его выкинули из литинститутской тесной среды, его выкинули из общежития, его выкинули из литературы. Вот тут-то и началась его шизофреническая война против своих коллег по цеху, против Литинститута, против писателей, против литературы. Война перешла в наступление, он уже не отдавал отчет своим бескомпромиссным действиям, завязывая новые сомнительные знакомства с окололитературной гнилушьей тусовкой недолюдей, осевших серыми маленькими человечками редакторами в своих убогих нечитаемых газетёнках, в своих литературных фондах, в невыносимых писательских организациях. Мой герой интенсивно принялся завязывать знакомства с этой окололитературной чернью, с их гулящими женами, с их противными дочерьми, с их модными сыновьями, с их извращёнными мужьями. Когда он стал в первый раз пидорастом, мы с вами уже и не узнаем, можем только догадываться. Но первую свою премию в области литературы ему вручил его тогдашний любовник – муж известной российской писательницы, исписавшейся на корню и на сегодняшний день представляющей из себя сгусток гедонистической феминистки без всяческих нескромных комплексов.

Что же на сегодняшний день из себя представляет мой злокозненный литературный АНТИГЕРОЙ ИЗ ГОРОДА-ГЕРОЯ, мне уже не особо и интересно. Известно лишь, что окружив себя верными рыцарями и пажами из таких же бездарнейших, и хамоватых нетрадиционалов, как и он сам, мой герой всё ещё жив, и судя по найденной своей нише в пёстром до неоднозначности окололитературном мире – дорога в рай ему заказана через тюремные нары, и быть ему рано или поздно осужденным по какой-нибудь статье, например мошенничество в особокрупных размерах или даже кража со взломом, подставив всю свою несчастную группировку нетрадиционалов, среди которых немало может быть и наших с вами коллег по цеху.

Возможно, что вы знаете моего литературного героя, точнее сказать антигероя, но опустив за кавычки его «липучую» фамилию и поставив все точки над «i», с превеликим удовольствием можно смело заметить, что родился он в городе-герое. А что там в этом городе-герое родилось, то мы с вами и наблюдаем.


А ведь в городах-героях рождаются ещё и герои, но вряд ли мы их с вами заметим в этом сложном неоднозначном мире несправедливости. Мой герой в отличии же от них реален.


Такие дела


Максим Новиковский
Canon
Все предоставленные фотографии являются собственностью автора.
При использовании любых материалов ссылка на этот сайт обязательна - http://novikovski.livejournal.com/


Добавить в друзья и подписаться на мой журнал можно тут:
Мой фейсбук / Мой в контакте / Мой инстаграм / Мой твиттер / Мой блогер / Мой гугл / Мой фотографер / Мой Расфокус / Мой ЮТУБ
Живое обсуждение этой онлайн темы, как всегда на моей страничке в фейсбуке - вот тут

Recent Posts from This Journal


promo novikovski april 7, 08:00 1664
Buy for 5 500 tokens
Среди моих замечательных подмосковных соседей, а это культурный пласт страны, если что - три дома уже выставлено на продажу, семьи сворачивают свои дела в России и уезжают из страны кто куда. И это только начало... Цены на коттеджи в Подмосковье нынче заманчивые, но не критические, как…

  • 1
Я понимаю, что назвать имя этого антигероя было бы не совсем корректно.Можно даже сказать совсем не корректно.
Но лично я на своем жизненном пути с такими типами не встречался.
Впрочем и в писательских тусовках никогда не участвовал.
А малограмотных и амбициозных встречал, но в диспуты с ними предпочитал не вступать, считая это бесполезным.
Уж не губернатор ли это одной из провинций Рф , огласивший, что сын Ивана Грозного был не убит папаней, а умер от болезни при поездке из Москвы в Петербург ( в 16 веке! )?


Я за многие годы в союзе писателей Москвы, бывшего СССР и нынешней России повидал таких много. Их имена у всех на слуху. Например Дементьев. Мало кто знает, что на него так и не было возбуждено ни одной уголовной статьи за педофилию. Широкой души человек пишет в стихах о любви... к женщине.

Безусловно у вас опыта общения с творческой интеллигенцией больше, чем у меня.
Мне в этом плане как то повезло...все больше с контингентом с заводов и фабрик общался.
Их грехи были в том, что б выпить и что-либо украсть с завода.
Да и я не отставал от них в этих грехах.
Но уж никак не педофилия!Спаси и сохрани.

Святой ты человек, право слово)

Далеко нет..Просто брезговал иногда с непорядочными людьми дело иметь.
Вот вспомнил, что с митьками был знаком. Правда на почве совместного пьянства. Рисовать и писать всяку чушь у меня как то не выходит.

Хороша написано!) Я правда не знаю окололитературной тусовки, но и другие около-... тусовки имеют таких, настоящих "русских", героев))) Похоже очень

Правда, она всегда страшна.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account